Новая Москва

Проснуться от щебета птиц...

Окна в квартире открыты настежь. С улицы доносятся голоса скворцов, синиц, воробьёв и других, каких-то новых для Москвы певчих пташек. Кроме этих звуков - больше ничего, на фоне тишины, только песни отражаются от крон сочно-зелёных деревьев, умытых ночным тёплым ливнем, и стен домов, сливающихся с молодыми садами, создавая неповторимое многократное лесное эхо.

Выглянуть в окно...

Слева, на востоке, сквозь влажный воздух окрашены в желтоватый цвет кучевые облака, величественно плывущие со стороны Солнца. А почти над головой эти же красавицы ярко-белые, и только подошвы облаков синеватые, но между ними - чистейшее голубое небо, и на огромной высоте виднеются лёгкие перья и гранулы утренней облачности. Ночная тучка уходит на юго-запад, оставляя за собой насыщенный влагой запах, к которому теперь примешиваются и шиповник, растущий вдоль дорог, и какие-то другие цветы, вьющиеся почти у самого окна, свисающие с крыши дома. И поздняя сирень на бульваре дарит своё благоухание утренней Москве.

Позавтракать первыми ягодами со своего сада, собранными вчера перед отъездом... Одеться во что-то летнее, лёгкое, и выйти в нежный воздух тихих улиц, пропитанных теплом и яркостью необычных картин, нанесённых на стены всех домов вокруг. Некоторые дома окрашены не полностью, и ещё висят подъёмники на уровне то десятого, то пятого этажей, и на них какие-то люди в столь ранний час уже украшают здания, спеша завершить великолепное творение. Вдоль оград тротуаров вьются плющ, виноград, бешеный огурец. Газоны похожи на летние луга - покрытые разнотравьем, жёлтые ковры одуванчиков, бело-зелёные кусточки земляники. Жужжат шмели и пчёлы.

Посреди всего этого великолепия присмиревшей и несколько неуместной кажется стоящая у поворота машина-компрессор. От неё будут питать сегодня отбойные молотки, чтобы продолжать снимать асфальт с уставшей земли. Половина запланированной площади у дома уже очищена, завезена почва, высажены саженцы и посеяны семена, часть посажена ещё весной, и ростки уже постепенно формировали задуманные детьми и их родителями, живущими в окрестных домах, красивые клумбы. Днём здесь будет немного шумно от компрессора, но зато широкая асфальтная площадка превратится в маленький садик, и лишь по краям будут небольшие дорожки для машин и пешеходов. Куски асфальта загружаются в грузовики и увозятся в Московский Экологический фонд, откуда любая семья может взять себе материалы для фундамента дома в поместье, причём платы за это никто не возьмёт, разве что по желанию каждый может поддержать фонд, занимающийся преображением Москвы. Но в финансах фонд не нуждается, многие люди вносят большие суммы и за материал, и просто так - чтобы столица России стала красивее и чище.

Такие же фонды созданы и во многих других городах России, Украины, Беларуси...

Дойти до метро, предвкушая созерцание подземных шедевров...

Каждая станция метро украшена росписями цветущих садов и настоящими цветами, растущими из стоящих на полу, свисающих с потолков, прикреплённых к столбам сосудам. Даже не сосудам... горшкам? И это слово не подходит. Каждый такой горшок сделан руками мастеров, освоивших обработку дерева и глины, живущих в поместьях под Москвой и в других областях. Некоторые, самые красивые, привезены из Сибири и с Урала. Они были выбраны в конкурсе на лучшее оформление посадок в московском метрополитене.

И вот, спускаясь на станцию, я вдыхаю аромат разнообразных экзотических и уже хорошо знакомых цветов, а пестрота клумб - настоящих и нарисованных на стенах - захватывает дух. Людей на станции в этот час немного, но в ярком свете диодных светильников, которыми во множестве оборудована станция - более экономно расходующих электроэнергию и имеющих более естественный спектр света - в этом почти настоящем солнечно-небесном свете ещё ярче светятся лица, озарённые улыбками и счастьем. Ещё бы не радоваться, разглядывая всю эту красоту вокруг! Даже на поверхности не всегда можно увидеть такое великолепие.

Вдруг звучит какая-то короткая мелодия, лишь отдалённо напоминающая трёхнотную последовательность, сообщающую о приближении поезда. Звук разносится по залу станции, но быстро затихает: растения и натуральные материалы горшков поглощают шум очень быстро. И вот въезжает на станцию поезд. Он движется с той же скоростью, что и обычно, но гораздо тише. И он тоже окрашен, но теперь уже в более спокойные, водяные тона. Вспоминается лифт в подъезде, внутри которого на стены и потолок нанесена панорама пейзажа морского берега. Въезжает поезд на станцию - нет, течёт мощный ручей по прекрасному саду. Останавливается, волны дверей расступаются, а внутри...

Внутри вагона на стенах приклеены фотографии прекрасных поместий, цветущих садов, отдельных цветов и даже насекомых. Детские рисунки, стихи, рассказы висят на стенах. И только схема метро остаётся на своём старом месте. В тоннеле стены обиты каким-то звукопоглощающим материалом - и стало гораздо тише, даже колебание и качание вагона воспринимаются мягче, спокойнее. На окнах проступают какие-то рисунки - это специальная краска становится непрозрачной, когда с другой стороны нет освещения. И окна превращаются в порталы в необычайные миры: там и далёкий горизонт, и моря, и облака...

С нетерпением ждать каждой следующей станции: каждая подземная зала - это шедевр живущих в её районе мастеров искусства, каждая - неповторима, прекрасна, почти так же, как по-своему прекрасно каждое поместье в России. Часам к девяти-десяти утра метро заполняется иностранными туристами, и они любуются и на наш метрополитен, и - в большей даже мере - на лица москвичей, едущих в метро. А от этого начинаешь смущаться, ещё больше улыбаться, а они улыбаются в ответ, и даже что-то говорят, слышно чаще всего слова вроде "Раша", "бьютифул андеграунд", "смайли пипл", "ай лав Москоу!".

Выходить на улицу - и видеть, как разбирают некоторые здания, а на месте уже разобранных - сады, лужайки, полянки, клумбы. Проспекты стали разделёнными пополам, на каждой половине не больше двух полос движения, а между ними - ряды саженцев, цветов. Подсолнухи, астры, мальвы, рябинки, берёзки украшают улицы нашей прекрасной столицы. Нашей Москвы.

Подойти в центре, у стен Кремля, к Москва-реке... и ещё издалека услышать кваканье лягушек, крик чаек, на фоне всё той же необыкновенной тишины. В прозрачной воде виднеются сверкающие на утреннем солнце спины стремительно плавающих в разные стороны рыбок. Водомерки бегают рядом с кустами и ивами, посаженными в сделанных на расстоянии пяти-десяти метров друг от друга специальных широких нишах. Там же цветут кувшинки, на листьях которых сидят главные певуньи Москвы-реки. А в ветвях ивы соловьи поют весеннюю песню всему миру. Да, уже лето, уже отцветают кусты смородины в Александровском саду, уже летает в воздухе первый пух. Но пришла весна на Землю, и Земля наслаждается ею. И мы, москвичи, наслаждаемся ею. Привозя прекрасное из своих поместий. А она, Москва, хочет быть на том же уровне, и дарит нам свою весеннюю свежую утреннюю красоту.

Всё это в наших руках, москвичи. Всё это - наше общее творенье!

Александр Summer
г. Москва